Водочный цех закрылся
Скриншот с видеосюжета: Елена Гобозова

Скриншот с видеосюжета: Елена Гобозова

В алкогольной отрасли Северной Осетии затянулась черная полоса

В «лихие 90-е» за Северной Осетией прочно закрепился титул «водочного цеха» России. Бесконечные вереницы фур, груженных осетинской водкой, тянулись во все уголки нашей необъятной Родины. Производство этого напитка стало основной сферой экономики Северной Осетии. Солидная лепта налоговых отчислений в бюджет дала мощный толчок для улучшения общего уровня жизни населения республики. Однако в последнее десятилетие в некогда цветущем бизнесе начались неблагоприятные процессы. Изменения в законодательстве, повышение стоимости акцизных марок стали серьезными ударами для производителей водки. Предприятия, которые «гремели» своей алкогольной продукцией на всю страну, теперь едва теплятся. Многие уже признали свою несостоятельность и объявили о банкротстве.

А как все хорошо начиналось…

Массовое производство водки в республике началось в памятном 1992 году, когда Борис Ельцин легким росчерком пера отменил государственную монополию на производство и продажу алкогольной продукции. Указ президента сулил золотые горы. Осетия буквально за три года превратилась в главного производителя и поставщика алкогольной продукции страны, сосредоточив на своей небольшой территории более двухсот предприятий. Занять лидирующие позиции в этой отрасли республике помог целый ряд факторов, главный из которых — вода.

– Для нашей воды дополнительных методов очистки не требуется. Если в других регионах для того чтобы убрать вкусовые недостатки воды, используют помимо песочного и натрий-катионитного фильтров еще и угольный, то нам достаточно первых двух. Причем вкусовые качества воды от них только улучшаются, — уточнил корреспонденту «Русской планеты» доцент кафедры технологии пищевых производств СОГУ Геннадий Качмазов.

«Кадры решают все» — гласит народная мудрость. И этот фактор тоже сыграл немаловажную роль в становлении бизнеса в республике. Геннадий Качмазов отмечает:

– Кафедра давно занимается проблемами напитков. Есть разработки и алкогольных напитков, и слабоалкогольных. Надо отдать должное основателю этой кафедры — профессору Аркадию Марзоеву, у которого есть именные разработки бальзамов, запатентованы рецептуры водки.

Другой наш собеседник Артур Таболов — автор нашумевшей книги «Водяра», долгие годы сам занимается ликеро-водочным бизнесом, знает все о зарождении алкогольной отрасли в Осетии. Он поделился с корреспондентом «Русской планеты» своим видением, как и почему водка стала визитной карточкой Осетии:

– Так получилось, что в Осетии для производства водки было все необходимое: не требующая дополнительной очистки вода, практически готовая инфраструктура, высокотехнологичная база производственных предприятий и огромный рынок сбыта. В России ликероводочные заводы в результате антиалкогольной кампании Горбачева были демонтированы или перепрофилированы на розлив соков, а в Осетии они сохранились. Благоприятной была и рыхлость законодательной базы с множеством прорех, дающих возможность уходить от налогов. Нашлись предприниматели, которые всем этим воспользовались.

«Водка — всему голова»

Предприимчивые люди в начале 1990-х отладили поставки спирта из Украины, так как в России ощущался его дефицит. Для того чтобы выплата пошлины не била по карманам, была придумана схема: показывать на бумаге, что украинский спирт идет транзитом в Грузию. На самом деле ценный груз оставался в Осетии. Сейчас довольно сложно отыскать железнодорожную станцию г. Ардона. Однако в начале 90-х здесь царил ажиотаж, ведь именно сюда прибывали цистерны со спиртом. Дежурный по станции г. Ардона Нина Джиджоева погружена в свою рутинную работу. Охотно вспоминает золотые времена: тогда она работала товарным кассиром — оформляла документы на прибывшие и отправленные вагоны. Сейчас на станции после сокращения штата осталось около десяти человек. В середине 1990-х коллег было в два раза больше. История этой станции — маленькая зарисовка для общей картины: как влияла водка на жизни обычных граждан в республике.

– У нас был большой наплыв спиртов и отгружали много винно-водочной продукции. Все население было задействовано, — вспоминает Нина Джиджоева. — Даже совсем безграмотные и то — мыли бутылки, работали рабочими в винно-водочных цехах. Для всех была работа! Я наблюдала такую ситуацию: когда жарко было летом — спирт нагревался, расширялся и вытекал из цистерн. Дети бегали с бутылками — подставляли, набирали его и продавали потом. Какие дома появились сразу красивые повсюду. Если бы это продолжалось и сейчас, то Осетия наша бы процветала.

Артур Таболов, автор романа «Водяра», пояснил корреспонденту «Русской планеты»:

– Водка в Осетии стала воистину народным промыслом. Ее разливали не только в цехах, но и во дворах, по утрам ездили КАМАЗы и собирали готовую продукцию, расплачиваясь за нее наличными. Этот промысел вел к созданию попутных производств: этикеток, пробок, картонной тары. Как это ни парадоксально, но водка дала мощный толчок всей экономике Осетии, пробудила предприимчивость даже в тех, кто не был с ней связан, активизировала строительство и торговлю.

В любых процессах тех лет начиная от сферы политики и заканчивая футболом, общественность непременно видела водочную подоплеку и во многом была права. 90-е для Северной Осетии прошли под негласным лозунгом «Водка — всему голова». Однако наступил миллениум. Смутные времена в стране закончилась, а вот в алкогольной промышленности все только начиналось.

Счастье было недолгим

Где бы ни продавалась осетинская водка — налоги с акцизов возвращались в республиканский бюджет, что вызывало крайнее недовольство властей других регионов. По этой причине начались проблемы с реализацией осетинской продукции: регионы попросту не позволяли фурам 15 региона провозить товар на их территории. Однако главные проблемы были впереди. В 2008 году была создана структура Росалкогольурегулирование. Эта организация стала вносить свои порядки в алкогольную отрасль страны. Стоимость акцизов всего за несколько лет выросла в разы. Причем инфляция в данном случае никакой роли не играла. Своим мнением о процессах «брожения», происходящих в алкогольном бизнесе, с «Русской планетой» поделился руководитель управления регулирования алкогольного рынка РСО-Алания Олег Хадиков:

– Каждый год повышается ставка акцизного налога. Сейчас она составляет 400 рублей за 1 литр безводного спирта. В прошлом году было 300 рублей. В следующем году эта ставка снова возрастет. На ум приходят слова Николая Фоменко: «Чтобы корова нынче меньше кушала и больше давала молока, надо ее больше доить и меньше кормить». Вот по такому принципу у нас повышаются ставки акцизного налога: чтобы акцизный налог увеличился, надо его увеличить. При этом никем не принимается во внимание: какие трудности начинают испытывать предприятия, как эти перемены отражаются на населении.

Политика федерального центра по урегулированию алкогольной сферы стала приносить первые плоды: по данным Росстата ежегодное потребление спирта на человека стало в стране уменьшаться чуть ли не на литр в год. Если государство преследовало эту цель, то показатели впечатляют. Однако все не так просто. В том-то и вся «прелесть» водочного бизнеса: это переплетение интересов власти, определенных структур, солидных людей, наподобие Гордиева узла. Вот только разрубить его одним махом не получится, да никому это и не нужно. Выгода стоит во главе угла и в этой «войне» победит умнейший. Среди участников рынка стало витать мнение, что государство будет пытаться создавать госкорпорацию наподобие «Госспиртпрома». Артур Таболов, знающий рынок изнутри, поделился с «Русской планетой» своим видением возможности подобного сценария:

Попытки государства взять под контроль алкогольную промышленность не прекращаются со дня отмены госмонополии. Результат всегда одинаков. Как только завод становится государственным, он мгновенно обрастает долгами, что кажется очень странным, потому что нет более высокорентабельного дела, чем производство водки. В этом смысле государство напоминает царя Мидаса. Все, к чему он прикасался, превращалось в золото. С государством — наоборот. На данный момент большой загвоздкой для водочников и спиртовиков Осетии стало получение лицензии на производство продукции. Все дороги, как повелось, ведут в Москву в РАР. С каждым годом лицензии получает все меньшее количество игроков рынка. Так, в 2011 году на территории Осетии функционировало 42 лицензированных предприятия (из них 18 спиртопроизводящих). Цифры сегодняшнего дня настораживают: согласно данным управления регулирования алкогольного рынка РСО-Алания, их осталось всего 10 (5 спиртопроизводящих предприятий и 5 алкоголепроизводящих). Напрашивается ассоциация с известной книжкой «10 негритят». И как определить, кто следующее самое слабое звено? «Русская планета» вновь обратилась за помощью к руководителю управления регулирования алкогольного рынка РСО-Алания Олегу Хадикову. Ответ был коротким, но исчерпывающим:

– Чем РАР руководствуется при решении о выдаче или невыдаче лицензий конкретным предприятиям — мы не знаем точно.

Так или иначе, политика федерального центра привела к тому, что предприятия, недолго думая, стали уходить в тень. Бюджет стал недополучать деньги. Предприниматели — страдать от бесконечного числа проверок.

Эта пресловутая «паленая» водка!

Производители некачественной алкогольной продукции — это своего рода рыбы-прилипалы, которые комфортно пристраиваются под брюхом китов — крупных предприятий и пытаются в мутной воде не упустить своей выгоды. Борьба с подпольными цехами велась всегда и достаточно активно. Победить эту гидру сложно: едва закроют цех в одном месте — он появляется в другом. Однако успехи МВД республики в этой сфере высоки. Начальник отдела управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по РСО-Алания Борис Бязров поделился с корреспондентом «Русской планеты» данными за июнь:

– Мероприятия по предотвращению незаконного оборота этилового спирта и алкогольной продукции являются одним из приоритетных направлений деятельности экономического блока МВД РСО-Алания. Работа строится в тесном взаимодействии с ФСБ республики и другими контролирующими органами. Так, за текущий период 2013 года сотрудниками министерства проведено свыше 500 проверочных мероприятий, по результатам которых более 400 человек привлечены к административной ответственности. Возбуждено 64 уголовных дела.

За указанный период 2013 года сотрудниками министерства из незаконного оборота изъято свыше 650 тыс. бутылок различной алкогольной продукции, а также свыше 570 т этилового спирта и спиртосодержащей продукции. Кроме того, произведены изъятия специальной марки для маркировки алкогольной продукции в количестве 1 млн 730 тыс. штук. Всего изъято продукции на сумму свыше 80 млн рублей. Показатели впечатляют. Работа сложная и действительно нужная. От некачественной водки ежегодно гибнут люди по всей стране. Есть только один досадный момент: производителями «паленой» водки теперь поневоле становятся и некогда крупные производители, которые выигрывали со своей продукцией всевозможные конкурсы, а теперь, не имея лицензии, ушли в тень.

– Самопальная продукция — это продукция плохого качества. Внешне бутылка вроде нормальная, а вот содержимое не совсем качественное. У нас же в республике часто картина такая: смотришь на бутылку — самопальная вроде, нет марки, а на самом деле предприятию отказали в выдаче акциза, а у него качественная продукция была, — пояснил ситуацию корреспонденту «Русской планеты» руководитель управления регулирования алкогольного рынка РСО-Алания Олег Хадиков и тут же задался вопросом. — А если у самопальной водки качество лучше, чем у несамопальной, тогда ее считать самопальной или не считать самопальной? А у населения именно такой критерий, такой подход.

Водка на таких предприятиях как была качественной, так и осталась, но, увы, нет бумаги, которая бы это подтверждала. В подобной щекотливой ситуации сейчас находятся многие производители. Глядя на печальный опыт «Истока» они могут лишь надеяться, чтоб их миновала чаша сия.

Как тонул алкогольный «Титаник»

Завод «Исток» — банкрот, пестрят заголовки СМИ. Предприятие, соответствующее всем европейским стандартам, которое производило лучший в России спирт и, как следствие, продукцию высочайшего уровня, долгое время держало планку одного из лучших предприятий не только в масштабах страны, но и Европы. Высокие вкусовые качества шампанского полюбились многим. Именно с «Истоком» в бокалах люди предпочитали отмечать лучшие события своей жизни. Но белая полоса успешной работы оборвалась внезапно четыре года назад. Хождение по мукам для «Истока» началось в 2008 году, когда законодательство в области алкогольной промышленности стало лихорадить. Год назад в интервью ГТРК «Алании» официальный представитель трудового коллектива в деле о банкротстве ОАО «Исток», юрист московского представительства ОАО «Исток» Вадим Шилов рассказал во всех подробностях хронику событий, которые привели «Исток» к банкротству:

– Проблемы у завода начались, когда алкогольной отраслью стали руководить люди, которые ставили задачи передела алкогольного рынка. Первым серьезным происшествием была история, когда заставили переклеивать все уже наклеенные акцизные марки. Это было неожиданностью для завода: со всей страны на «Исток» вынуждены были собирать уже отгруженную продукцию. Завод тогда потратил 2 млрд рублей на эту операцию.

Именно тогда «Исток» впервые за время своего существования взял кредит. Хаос в законодательстве продолжался, но «Исток» преодолел бы трудности, если бы тот же самый хаос не внедрился и в другие сферы деятельности предприятия. Заводу, который ежегодно одних налогов отчислял в бюджет около 2 млрд рублей, отказали в выдаче акцизных марок. Предлог — наличие задолженности в размере 270 млн. Копейки для такого крупного предприятия. А долг возник следующим образом: вся продукция, вывезенная за ворота завода, согласно изменениям в законодательстве, автоматически стала считаться проданной и за нее сразу надо было платить налоги. Поскольку она уже была вывезена, возник внезапно этот долг. Предприятию требовалась срочная поддержка. В самом начале, когда возникли проблемы с акцизами, «Истоку» давали отсрочку на 3 месяца по уплате налогов и выдали-таки марку. Теперь на просьбу руководства вновь получить отсрочку ответили отказом. Причем через значительный промежуток времени, что для завода всегда чревато последствиями. Одновременно банк прекратил финансирование по кредитной линии. Было возбуждено дело о банкротстве по заявлению налоговой инспекции, долг перед которой был тогда всего 400 млн рублей. Эта сумма могла быть погашена за квартал работы завода. Юрист московского представительства ОАО «Исток» Вадим Шилов тогда комментировал ситуацию так:

– Людей, которые подали на банкротство из федеральной налоговой службы, за это уволили, но заявился банк в качестве кредитора и уже не давал возможности заработать предприятию.

Соответственно, работники предприятия остались без хлеба насущного. А это около 2,5 тыс. человек. Они не понимали, что происходит с заводом. Недовольство росло. Дабы пустить его в русло законной борьбы, самими же рабочими была создана общественная организация «Защитим Исток». Она собрала 6 000 подписей в поддержку предприятия. Откликнулись многие. Ведь с прекращением работы «Истока», встали и многочисленные предприятия-поставщики второстепенной продукции. Однако спасти предприятие не удалось. На «Исток» пришел конкурсный управляющий. Тем временем в СМИ стала просачиваться информация о суммах, которые предлагают за «Исток». Печально, но факт: предприятие, которое по самым скромным оценкам стоит порядка 8 млрд рублей, завод шампанских вин предлагал купить за 3 млрд, а Росспиртпром и вовсе за 1 млрд. На данный момент на заводе конкурсное производство находится на завершающей стадии. По информации из неофициального источника на предприятие нашлось уже 4 покупателя. По той же информации трое из них — осетины из Москвы.

Эпилог

Хаос в алкогольной отрасли Осетии сложно сравнить с бурей в стакане воды — слишком крупные игроки задействованы, слишком большую роль в жизни республики играла водка. Причин происходящих процессов множество, последствия их предугадать сложно. Многие представители общественности склоняются к одной версии происходящего: борьба за существование, естественный отбор, а проще говоря — свободная конкуренция. Витает мнение, что в Осетии отрасль на грани исчезновения благодаря выходцам из республики, которые перенесли бизнес поближе к центру и попросту «задавили» своих конкурентов на малой родине. Если эти догадки соответствуют реальности, то от вектора мыслей в головах игроков сейчас напрямую зависит, каким в итоге окажется жанр произведения под названием «Осетинская водка» — трагедией, драмой или все-таки мелодрамой?

Читайте в рубрике «Титульная страница» «Росавиация» была в курсе возможного падения АН-148Первые выводы о том, почему упал АН-148, шокировали даже экспертов «Русской Планеты», высказывавших различные предположения о причинах катастрофы «Росавиация» была в курсе возможного падения АН-148

Комментарии

24 сентября 2013, 14:21
Кто-то карманы набивал,а население республики спаивали и реки стали ядовитыми от этой барды.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»